пульс. раз

завязка истории, которую мне почему-то очень весело писать и придумывать
около тысячи слов
pilse
Аритмия, — говорили кардиологи друг за другом, — аритмия это плохо. Не так уж и плохо, скажу я вам, когда день за днем, год за годом слышишь, как бьется сердце – сразу замечаешь, что оно остановилось. (Впрочем, возможно, что не сразу, и я зря обвиняю врачей). Я проснулась посреди ночи в ужасе, вокруг была тишина, будто это вакуум, космос, я решила – паническая атака, с трудом выбралась из постели, выпила успокоительного, посмотрела, как ветер гоняет красный пакет по двору, решила сосчитать до десяти и обратно – обычно это помогало, счет выравнивал пульс, но в этот раз пульса не оказалось.
Я испугалась – сердце должно было заколотиться быстро, громко – но не заколотилось.
***
Строго говоря, я не умерла – мозг действует, тело слушается, легкие требуют, чтобы я дышала (психосоматика во всей красе), не появился дурной запах, ничего не гниет, люди не пугаются, когда видят меня на улицах.
Конечно, мне любопытно, что произошло, бывало ли с кем-то так же, но в больницу звонить страшно, а гуглить, как нео, я не умею – тем более истории о болезнях сердца и клинической смерти совсем не поднимают настроение.
Я думаю, вот ведь забавно – где-то, может, сидят другие, тоже пытаются что-то найти, тоже боятся отправиться на эксперименты, каждый день осматривают свою кожу и волосы, проверяют пульс дважды за час.
Нет. Не забавно.
***
Той ночью, когда оно остановилось, я, конечно, подумала, что умерла, и это – как в фильмах – последние секунды работы мозга. Но время шло, ни тоннеля, ни света, ни промелькнувшей перед глазами жизни – и я принялась все вспоминать все, что видела и слышала о зомби. В итоге – зомби бывают либо смешные, либо страшные и любят мозги. Я вообразила мозги – ничего.
Я отправилась на кухню, вытащила из холодильника кусок сырого мяса – снова ничего. Зато шоколадка оказалась привычно вкусной.
И тут я догадалась.
***
— Я с тобой совершенно согласен! Сам всегда мечтал все бросить и посвятить время себе, но, наверное, смелости не хватает.
Этому не хватало смелости. Предыдущему – любви к искусству, до него – хороших манер, еще нескольким – уже не помню чего, а одному, где-то в начале, — не хватало ума (за что ему спасибо, я стала выбирать внимательнее).
***
Если не зомби, значит, метафизика, верно? Если мне хочется, чтобы мое сердце снова билось, нужно найти кого-то, кто его заставит (и радоваться, что я не превратилась в таракана).
Я нашла несколько симпатичных фотографий, подробно заполнила анкеты на трех сайтах знакомств и стала ждать, попутно составляя список того, что мне (и сердцу) нравится в мужчинах.
Или женщинах.
Не время все-таки для капризов.
***
Время от времени мне звонили бывшие коллеги. Я уволилась на следующий же день после казуса (название не соответствует, но оно мне нравится), отговорилась обострением хронической болезни, отказалась и от больничного, и от отпуска, забрала вещи и деньги и плотно занялась поиском любви.
Коллеги звонили, по-настоящему взволнованно спрашивали, как я, как прошла операция, я то кашляла, то шмыгала носом в трубку, а потом и вовсе сказала, что возвращаюсь к родителям в другой город. Был риск столкнуться в кино или баре, но я сама выбирала места для свиданий, и он был небольшим.
Жаль, что никто из коллег не подошел. Взять хотя бы нашего админа – и умница, и красавец, я думала о нем целых два вечера, но – ни стука.
***
Мне нравятся двое. И он, и она красивые, обаятельные, смешливые, улыбаются так, что хочется петь. С ней я встречаюсь по понедельникам и средам, с ним – по вторникам и четвергам, пятница и выходные всегда свободны для случайных свиданий.
Я почти уверена, что влюблена. Когда она касается моей руки, когда он наклоняется к щеке, чтобы поцеловать меня на прощание, у меня перехватывает дыхание, если бы сердце билось – оно бы пропускало удар.
Но оно не бьется.
***
Денег осталось ничтожно мало. Я злюсь, почему бы, если уж я стала чем-то навроде зомби, не отказаться от еды, но аппетит у меня остался прежним – отменным.
Я начала продавать вещи, к чему, например, мне телевизор? Зачем книги, если они не дают ответа? Зачем все остальное?
Почему мне становится жарко или холодно? Как я краснею?
Как дышу?
***
Я сказала ему, что нам нужно расстаться. Он расстроился, попытался выяснить, можно ли это исправить.
Я сказала нет. Я сказала, нет, оставь меня, а потом проплакала всю ночь.
Это было во вторник.
***
Вокруг меня вянут цветы. Я случайно заметила – по всему подъезду стоят горшки, соседка этажом ниже обожает цветы, но в ее квартиру они больше не вмещаются. Она давно уже жаловалась, что они болеют, но мне было немного не до того.
А сегодня она рассказала, что моя соседка слева – ведьма, потому что именно на нашем этаже цветам хуже всего. Я согласилась и отправилась в цветочный (на всякий случай не на соседней улице, а дальше) – пятнадцать минут и запах сладости, свежести сменился на менее приятный – кислый, гнилой.
Еще новости – я не могу покончить с собой.
***
В среду я порвала с ней.
Она со мной – нет. Так и сказала, нет, меня это не устраивает, и как-то сразу разрушила весь мой план окончательно впасть в депрессию.
Я сказала:
— Я продаю квартиру и уезжаю отсюда.
Она ответила:
— Можно подумать, меня здесь что-то удерживает.
***
Кожа не режется, не жжется, мне не больно. В детстве я читала, если сильно-сильно веришь в невозможное, оно получится (примером была возможность пройти через стену). Через стену не получалось ни тогда, ни сейчас – но одним утром, когда настроение было совсем уж безобразное, я готовила завтрак и случайно схватила нож за лезвие – и ничего.
Чем хуже мне становилось, тем больше экспериментов я проводила. Глупо называть это экспериментами, я и вправду хотела повеситься – и ничего еще раз.
Пули отскакивали от меня. Тяжеленная подъездная дверь, которую я захлопнула изо всех сил (ночью, конечно) даже не сломала ноготь.
В основном я думала о двух вещах. Почему, если моя кожа стала настолько прочной, я не стала сильнее, и правда ли, что я не принесу вреда животным, если от меня вянут цветы, но, кажется, не портятся люди?
Проверять, даже на ком-нибудь вроде комара мне не захотелось.
***
— Итак, — сказала я и продолжила нервно расхаживать по комнате. – Вот такая у нас ситуация. Все это время я встречалась с вами обоими, и вы оба мне очень нравитесь.
Они кивнули. Я, признаться, ожидала скандала, когда они столкнулись у меня в квартире. Я снова пыталась объясниться с ней, а он пришел с цветами – кончилось все тем, что я сидела и волновалась, а они что-то негромко обсуждали и время от времени поглядывали на меня.
Наконец я все-таки решилась. Заговорила.
Они выслушали и синхронно кивнули.
Она сказала:
— Я не против. Ты?
Он ответил:
— И я не против.
— Замечательно. Но я, если помните, бросила вас обоих и уезжаю из города.
— Куда? – спросила она.
— И зачем? – добавил он.
— К морю. В санаторий. Буду пить противную воду, гулять и смотреть на рассветы. А зачем… Потому что у меня не бьется сердце.
Чтобы доказать, я заставила их прощупать пульс, и на запястье, и на сонной артерии, и на ногах – пульса не было.
***
Это ужасно странно, но мы уехали из города вместе.
Втроем.
Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: