хочу верить, 3

первая треть — здесь, вторая — здесь, третья — ниже)

Чай сладко пах жасмином, и в квартире пахло чем-то свежим, сладковатым. Он наблюдал, как скрученные листы поднимаются и опускаются в чашке, разглядывал трещины на кофейном столике, придумывал математические задачи и решал их, играл сам с собой в слова – делал все, чтобы не смотреть на нее, чтобы не пялиться.

— Вы меня совсем слушаете, а история, между тем, интереснейшая, — сказала она и хитро улыбнулась.

— Геронтофилия, — ответил он и смутился.

Она вздохнула, мелодично попросила внука уйти играть в соседнюю комнату, кокетливо – так, что у Н. дыхание перехватило – заправила прядь волос за ухо и сказала:

— Теперь нужно сосредоточиться и слушать. Вы убили кого-то?

— Нет, я банк ограбил.

— И много унесли?

— Степлер. И два карандаша.

Она рассмеялась – и Н. снова пришлось разглядывать трещины, чаинки, думать о математике и противной учительнице биологии в старших классах. За дурацкую привычку они прозвали ее хомяком, она вызывала их к доске, но не слушала, пихала в рот что-то: карандаш, ручку, однажды это даже нож для бумаги, и начинала грызть – хотя, кажется, не слишком разумно было вспомнить о том, как кто-то что-то сует в рот.

— Понимаете, когда вы купили магический предмет, вы заключили договор. Пусть вы о нем и не знали, но вы начали пользоваться ими – начали использовать их себе во благо – значит, услуга оказана и нужно за нее заплатить.

Н. кивнул.

— Вот, к примеру, я могу вас превратить в жабу или кота и будете моим магическим животным следующую тысячу лет.

— Хорошо, — сказал Н.

Она покачала головой. Прядь снова выбилась, и Н. не смог отвести взгляд.

— Невозможно с вами разговаривать, молодой человек. Идите домой и успокаивайтесь, все хорошо будет.

— А договор?

— Договор я беру на себя. Вот, придумала, вы мне подарите что-нибудь любопытное и сделаем вид, что ничего не было.

— А камеры? Я же на них появлюсь?

Она вздохнула и закатила глаза:

— Во-первых, никто их из-за пропавшего степлера просматривать не будет. Во-вторых, и про камеры забудьте, ничего там не появится. В-третьих, до пятницы, как говорится, я совершенно свободна, и если вы так в себе уверены, можете пригласить меня на свидание. Но это только если очень хочется.

Н. кивнул, окончательно покраснел и выбежал из квартиры.

На улице было солнечно, ярко. Мир был поразительным, счастливым, радостным: на качелях весело хохотали дети, прохожие чему-то улыбались, ветер ласково трепал волосы, из раскрытого окна на последнем этаже дома доносилась задорная мелодия. Он набрал Ю. и спросил:

— Как ты относишься к большой разнице в возрасте между любовниками? Или даже супругами?

— Ей хотя бы шестнадцать есть?

— Я не спрашивал, но догадываюсь, что ей как минимум четырежды шестнадцать

— О! Значит, женишься на возрастной, чтобы тюрьмы избежать? Звучит неплохо, мои поздравления.

— Вечно ты все передергиваешь, — обиженно сообщил он и думал положить трубку, но вспомнил, зачем звонил, и спросил: — Лучше скажи, что ей подарить? Она попросила что-нибудь любопытное, и я не знаю.

— Подарок, — назидательно сообщила Ю. сквозь смех, – должен выбираться исключительно по предпочтениям того, кому его дарят, а не по советам друзей, которые объект страсти даже не видели ни разу.

Н. попрощался, сосредоточился и начал думать. Думал, пока шел, пока ехал, пока покупал ужин в магазине и дома, дома тоже думал. На секунду решил надеть мантию, пробраться к ней домой и поразмышлять там, но это только на секунду. Наверняка ведь потом придется забыть о свидании – вряд ли она захочет куда-то идти с жабой. Или крысой. Или еще чем-нибудь в лучшем случае живым.

Интернет тоже подвел, советов было много – слишком много – и ни один из них не выглядел убедительно. На третью ночь, когда Н. уже отчаялся составить нестандартный поисковой запрос, чтобы получить нестандартный ответ, он вспомнил, как в детстве любил печенья с предсказаниями. Записки всегда были туманные, расплывчатые, но он мастерски их толковал, и вот уже «Успех женщины – это не много мужчин, а один» значило, что родителям обязательно нужно было подарить ему на день рождения Оптимуса Прайма, который сам, по нажатию кнопки складывался в грузовик. Обычно работало, родителей забавляли его изощренные логические  конструкции, и игрушки появлялись.

Он купил мешок печенья и съел его под пиво. Сначала вытаскивал наугад, после, когда выяснилось, что ничего хорошего из предсказаний не придумывается, разложил их на диване в ряд и ел по порядку – когда ему в пятый раз попалось «Сегодня наступило то завтра, о котором вы волновались вчера», он решил закругляться и осознал – печенье ведь и есть отличный подарок.

Нужно только придумать приятные предсказания и испечь его самому.

Наутро он нашел рецепт, купил продукты, и уселся сочинять. К вечеру предсказания были готовы – не лучшие сентенции в мире, это он понимал, но в любом случае симпатичнее тех, которые он читал вчера. Всю ночь он готовил, остужал, аккуратно укладывал в коробочку, и, наконец, подарок был готов.

Он поспал, оделся и отправился вручать. Хотел оставить у двери, позвонить и убежать, но кроме подарка был еще пакет с мантией и шапкой, и он решил не рисковать. Он позвонил, и она открыла так быстро, будто бы стояла у двери и ждала, когда он наберется смелости. У Н. снова перехватило дыхание от того, как она хороша, он вручил пакеты, пробормотал что-то, что даже сам не разобрал и стремительно ушел.

То есть убежал.

Весь оставшийся день и вечер он изнывал, то ходил кругами по квартире, то выходил на улицу, и глубокой ночью, изможденный, ненадолго уснул.

Утром он понял, что снова не может усидеть на месте, открыл сайт с вакансиями, послал письма тем компаниям, о месте в которых было глупо даже мечтать, заварил крепкий кофе и едва не выронил чашку, когда зазвонил телефон. Его позвали на собеседование первым звонком, и на еще одно – вторым. А потом позвонила она, сказала:

— А вы меня удивили, и даже убедили. Приглашайте, если еще не передумали.

Конечно же, он не передумал.

Они договорились встретиться этим же вечером, после второго его собеседования, попрощались, и Н. начал собираться. А перед выходом из дома по привычке поднял трубку стационарного телефона и сказал:

— Отбой, ребята, все разрешилось. У меня сегодня свидание, а еще я, кажется, работу нашел.

— Отлично! – ответил искаженный компьютерной обработкой голос. — Признаться, мы уже задолбались про твою шапку слушать. Вот про свидание потом рассказать можешь. И про работу тоже.

Н. ответил:

— Удачного вам дня, — и положил трубку, не дождавшись ответа.

И решил, что даже не будет начинать об этом думать.

И что обязательно все им расскажет – тоже решил.

конец.

Реклама

2 комментария

  1. Ух! Хорошо зашло, спасибо)

    Нравится 1 человек

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: