на фоне воздуха…, 4

первая глававторая главатретья глава

Четвертая глава

11

— Поплаваем? – спросил он за завтраком, и Анна едва не поперхнулась кофе.

— В море?

— Где же еще?

Она пригляделась, внимательно рассмотрела его лицо – нет, не шутил. На всякий случай уточнила:

— Ты хорошо себя чувствуешь?

— Отлично. Поэтому и предлагаю.

— На улице двенадцать градусов.

— Тринадцать, я посмотрел.

— В воде еще меньше.

— Нет, в последние дни ведь солнечно. Градусов десять есть.

— И часто ты так делаешь?

— Нет. Я не очень хорошо плаваю, поэтому стараюсь не ходить один.

— Ага.

Анна подумала, подумала еще, и – как и на многое другое в жизни – не смогла придумать достойной причины отказаться, поэтому согласилась. И сразу же начала представлять и в красках рассказывать Александру о бронхите, цистите и воспалении легких, которые они обязательно получат.

— Позитивное мышление! – заявил он и вытащил из-под стола сумку с полотенцами. – Видишь, я был уверен, что ты согласишься, и ты согласилась.

Анне захотелось его ударить.

— У меня нет купальника, — сообщила она строго. – Значит, я замерзну еще больше, поэтому положи еще полотенце.

— Там уже шесть.

Она вздохнула и пошла собираться. Любимая в последние дни серая юбка, которую Александр обзывал пепельной, а Анна считала лунной, любимые футболка и свитер, любимые носки – все, чтобы чувствовать себя не так ужасно. Как обычно, одежда справилась, и из дома Анна вышла ну если и не с отличным настроением, то хотя бы заинтересованной в том, как это – плавать в осеннем море. Александр сиял. Он улыбался, пел, много шутил, и Анна с удовольствием смеялась. Вот только ноги, сначала обрадовавшиеся тому, что это не подъем, а спуск, через несколько минут заболели, но это не испортило ее веселье.

Море же – попыталось. Анна еще не подошла к воде, остановилась у начала пляжа и смотрела: море не выглядело холодным, оно выглядело ледяным, только белых замерзших островков не хватало. Александр потянул ее за собой, разложил у кромки воды плед, вытащил полотенца и термос с чаем, радостно спросил:

— Готова? – и начал раздеваться.

Анна не была готова, скорее наоборот, но она стянула свитер, поежилась от ветра, опасливо покосилась на волны и уточнила:

— Ты точно уверен, что у нас сердце не остановится от перепада температур?

Он рассмеялся, схватил ее за талию, покружил и сказал через волосы прямо в ухо:

— Перепад минимальный, все будет отлично.

Анна решила поверить. Быстро стянула одежду, быстро, не задумываясь, понеслась к воде, вскрикнула, когда холод опалил ступни, но не остановилась, забежала полностью и снова не дала себе времени подумать – поплыла. Ледяная вода обратилась пламенем, ей должно было быть холодно, каждая клетка кричала, здесь ужасно, мы должны мерзнуть, но ей было жарко. Подплыл Александр – он не был изящен, но держался уверенно, он посмотрел на Анну, счастливо улыбнулся и спросил:

— Ну что? Кто был прав?

Она шлепнула ладонью по воде, чтобы брызги попали ему на лицо, и, широко загребая, поплыла к горизонту.

— Догоняй! – крикнула она и рассмеялась, когда увидела, как неуклюже он пытается повторить ее движения и набрать скорость.

Солнечные блики задорно скакали по волнам, а те, белые и голубые, радостно качали на себе Анну и Александра. Она учила его правильно двигаться, позволила пару раз себя обогнать, помогла лечь и удержаться на воде, оба веселились, не хотели вылезать, пока не заметили, что губы уже не синие, черные.

На берегу Анна мгновенно замерзла, обожглась чаем, скоро влезла в ледяную одежду и, услышав, что у них есть еще дела на сегодня, устало выдохнула – ей хотелось смыть соль горячей, с паром водой, зарыться в одеяло и поспать. Но Александр настаивал, и они подкрались к дому Людмилы Петровны, истерично хихикая, проникли в машину и поехали. Она задремала в дороге и проснулась уже на месте – на пустой обочине узкой дороги, с бескрайними желтыми полями по обе стороны.

— Что здесь? – спросила она, впрочем, не слишком рассчитывая на разумный ответ.

Александр не разочаровал.

— Здесь – красиво, — ответил он и вышел из машины.

Анна тоже вышла, и словно попала в сон. Было идеально: тихо, жарко, одуряющее пахло собранным, сухим сеном и немного солью с кожи. Небо, далекое, высокое, кружило голову, ветер шелестел сухими травинками, вокруг было столько воздуха, столько свободы – Анна едва могла дышать. Она молча смотрела, не могла оторваться, а потом, позабыв, что любит эту юбку и терпеть не может глупые жесты, она сделала несколько неуверенных, слишком широких шагов, отошла от дороги, хотела выйти к середине поля, но не смогла, рухнула на колени, дернулась от колючек, оцарапавших руки, глубоко вдохнула все – сухость, сладость, пыль, запрокинула голову и прикрыла глаза.

Через секунду к ней подбежал Александр, спрятал тенью ее лицо от солнца, обеспокоенно спросил, все ли в порядке, но не дождался ответа, присел рядом, осторожно взял ее за руку и тихо сидел, долго, нескончаемо долго, пока Анна не перестала дрожать, пока не смогла открыть глаза и осторожно оглядеться.

— Мои извинения за вчерашние инсинуации. Это ведь синдром Стендаля?

— Вроде того, — ответила Анна еле слышно.

Ей не хотелось говорить.

12

Конечно же, она заболела.

В горло будто насыпали песка, нос был заложен, страшно болела голова, ее знобило, и Анна ненавидела симптомы, болезнь, солнце, которое светило в глаза, как бы она ни старалась отвернуться, чертову привычку соглашаться на любые глупости и – отдельно – Александра.

Он же снова продемонстрировал свою интуицию, и с утра, когда она еще была не уверена, болеет или нет, начал бегать вокруг нее, как испуганный щенок, и трогательно таскать одеяла и подушки, без конца выяснять, стало ли ей лучше, заваривать чай и приносить таблетки. К обеду он решил сварить суп, и Анна застонала – одно дело было терпеть плохую еду, когда самочувствие было в порядке, и совсем другое – сейчас. Суп был ужасный, черный от перца и совсем не соленый, но она все же справилась, доела, поблагодарила и стала надеяться, что не умрет прямо сейчас – чтобы не разволновать Александра еще больше. Анна гордилась своей силой воли и выдержкой ровно до секунды, когда он вышел – сразу стало не до гордости, и она побежала в туалет. После, довольно неожиданно ей на самом деле стало немного лучше.

Александр читал ей вслух из пожелтевшей, пахнувшей пылью и старостью книги, и Анну снова окатило тем, как искусственно, ненатурально все это – она вспомнила, что видела эту же книгу, только новую, с белоснежными страницами – буквально пару месяцев назад, летом. Внизу негромко напевала Лана, Александр скучно читал что-то невыносимо нудное, и Анна засыпала и видела бушующее море, обломки лодок, скелеты кораблей, мокрую разорванную одежду, чьи-то руки…

Сквозь сон она услышала голос Александра.

— В трех вещах, — читал он увлеченно, заинтересованно, — я была абсолютно уверена…

Анна резко открыла глаза. Погода испортилась: по черепице барабанил дождь, завывал ветер, огромные волны с грохотом разбивались об обрыв, а Александр на самом деле выразительно, совсем не скучно читал Сумерки.

– Во-первых, Эдвард был вампиром. Во-вторых, какая-то часть его, и я не знала какая – жаждала моей крови. И в-третьих, я была безоговорочно и безвозвратно влюблена в него.

Анна улыбнулась и не стала поворачиваться, показывать, что не спит. Она закрыла глаза, начала дышать глубоко и ровно, и снова уснула. В этот раз ей снился древний, но ярко-зеленый, живой лес.

Наутро она чувствовала себя лучше – физически, настроение было противным, и Александр, который отчего-то этого не замечал, страшно раздражал. Он спрашивал и спрашивал, поправлял подушки и одеяла, снова заставил ее есть ужасный суп, и Анна поглядывала на телефон на тумбочке – так близко, всего-то руку протянуть – и с нежностью вспоминала Н. Он бы не стал издеваться, а заказал бы ее любимые роллы, ловко бы выудил лечебный фильм из своей огромной коллекции и валялся бы с ней в постели, а не бегал вокруг с дикими, напуганными глазами и растрепанной бородой.

Вечером ей снова стало хуже, и Александр сидел рядом, каждый раз, когда она просыпалась – он был рядом, неловко опирался на спинку стула, сутулился, робко гладил ее то по руке, то по волосам.

— Ложись спать, — устало попросила Анна. – Я позову, если что-то понадобится.

Он ответил что-то, что она не расслышала, что преследовало ее всю ночь в тревожных снах, но ушел.

Наутро Анна проснулась бодрой, совершенно здоровой. Она была голодна и скорее побежала вниз, чтобы приготовить что-нибудь сытное и вкусное, но замерла у основания лестницы. На столе в гостиной, которая волшебством, не иначе, снова была в порядке, стояло ведро полное ромашек. Анна обошла цветы, погладила белоснежные лепестки, осторожно коснулась желтых сердцевин, невольно улыбнулась и сразу же нахмурилась. Как оно было? Три вещи, да. Во-первых, где он взял ромашки в октябре? Во-вторых, откуда он узнал, что она их любит? А в-третьих…

В-третьих, она вдруг поняла, что он сказал вчера ночью и сразу же – другое, почему так беспокоился из-за обычной простуды, почему живет в лесу в одиночестве. Она не стала расспрашивать, ни за завтраком, ни позже – если бы он хотел поговорить, он бы начал разговор сам, в этом Анна была уверена.

13

Цветы весны и здоровья, как Александр обозначил их, еще не облетели до конца, и Анна отказывалась их выбрасывать. Зато с энтузиазмом избавлялась – и это была настоящая война – от божьих коровок.

Она никогда не любила их, они смущали ее своим агрессивным окрасом, скоростью, запахом. Из детства она помнила растерянность кота, который ударил одну лапой, а после долго не мог сообразить, что же произошло и почему он распространяет эту омерзительную вонь. В городе они появлялись, но редко, а здесь, здесь все было намного серьезнее – она одна против тысяч, миллионов. Анна без конца смахивала их с окон, подсовывала снизу листы бумаги и выбрасывала на улицу, сметала, смывала, сбрасывала, злилась, когда видела их в ванной, и завела привычку дважды в день пылесосить спальню – включая стены и потолок.

— Что ты делаешь? – спросил Александр на третий день.

— Спасаюсь.

— Много пыли?

Анна задумалась и ответила неожиданное даже для нее самой:

— Скорее времени.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: